воскресенье, 30 августа 2020 г.

КАК НА САШИНЫ ИМЕНИНЫ...



Лукашенко сегодня стукнуло 66 лет. Два раза по 33.

Александр Григорьевич уже прожил в два раза больше земного возраста Иисуса Христа. Пора подытожить. Предварительные итоги прожитой жизни обычно подводят окружающие. Дарят имениннику подарки, произносят тосты разной степени цветистости и многозначительности.

В день 66-летия в адрес Лукашенко было сказано и написано очень много разных слов. Особенно на женском марше солидарности в Минске.

Самое распространенное слово было: «Уходи!». А еще: «Сам ты крыса!», «С гнилым луком борщ не сварить», «Саша, сексизм тебя погубил», и еще много всего в таком духе.

Не обошлось без подарков. Они у диктаторов и упырей специфические. Тут напрашиваются исторические аналогии.

В день рождения Ирода казнили Иоанна Крестителя.

В день рождения Путина убили Анну Политковскую.

В день рождения Лукашенко его эскадроны смерти, вроде, никого не казнили, зато уволокли в свои застенки немало участников мирного протеста.

Полагаю, сегодня найдется мало желающих поменяться местами с Лукашенко. Что должен чувствовать человек, которому в его день рождения огромная масса соотечественниц кричат и пишут на плакатах, то, что ему кричали и писали женщины на улицах и площадях Минска? Или он уже, действительно, превратился в таракана, которому не страшны слова, поскольку он боится только карающего тапка и невкусного дуста?

Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги


суббота, 29 августа 2020 г.

ПОДЕЛЬНИК В КАЧЕСТВЕ ПОСРЕДНИКА



Тихановская: «Если нам понадобится международное посредничество в переговорах, мы, конечно же, видим Россию как одного из участников этого процесса. Россия - это страна, с которой мы дружим, с которой у нас тесные взаимоотношения".

Путин: "Мы исходим из того, что выборы состоялись…я думаю, что правоохранительные органы Белоруссии ведут себя достаточно сдержанно, несмотря ни на что… Александр Григорьевич попросил меня сформировать определенный резерв из сотрудников правоохранительных органов. И я это сделал".

Идея использовать Путина для переговоров оппозиции с Лукашенко это как если бы Гитлера в 1943 году стали бы приглашать для переговоров с Муссолини, который тогда возглавлял марионеточную Республику Сало.  

Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги


пятница, 28 августа 2020 г.

НЕДОЖАНДАРМ ЕВРОПЫ




Своим заявлением о создании «определенного резерва из сотрудников правоохранительных органов» для поддержки Лукашенко в подавлении мирной белорусской революции Путин снял некоторую неопределенность, бытовавшую в умах ряда наблюдателей.

 Посрамлены оказались те, кто считал, что Путин позволит снести режим Лукашенко и сделает ставку на приход к власти в соседней стране условного Бабарико. С точки зрения логики, здравого смысла, интересов своей страны и своих личных, эта тактика выглядела намного более выигрышной.

 Отцепить от себя токсичную гирю, в которую Лукашенко в последние годы превратился для России и Путина лично, поддержать и начать душить в объятьях того же Виктора Бабарико, главу белорусской дочки Газпрома, который до своего ареста лидировал в неофициальных опросах общественного мнения. Либеральные взгляды Виктора Дмитриевича и его намерение вывести Беларусь из ОДКБ и превратить ее в нейтральную страну, никак не должны были смутить опытного вербовщика. И, тем не менее, Путин выбрал вариант полной поддержки Лукашенко, в том числе и публичным обещанием силового вторжения.

Путин – человек, чьи представления о мире остались на уровне далекого прошлого. Его вполне устроил бы титул «жандарма Европы», которым европейская общественность наградила Николая Первого после подавления венгерской революции 1849 года. «Россия не есть держава промышленная, земледельческая или торговая, Россия есть держава военная, и назначение ее – быть грозой остальному миру», - эти слова Николая Первого могут служить эпиграфом к внешнеполитической доктрине путинской России.

После распада СССР, который Путин называет «величайшей геополитической катастрофой 20 века», исчез и «жандарм Европы». Цель Путина – вернуть России этот статус. Вернуть те времена, когда Советский Союз давил освободительные революции в Польше, ГДР, Венгрии, Чехословакии. В том числе и ради обоснования мифа о «хорошем» жандарме Европы» создан центральный сюжет путинской мифологии – Победобесие.

 "Границы территорий, которые во время войны освободил советский солдат, - это наши границы!" – так Брежнев втолковывал «правильную» картину мира лидерам Чехословакии, желавшим вырваться из-под советского сапога.  Путин в своих «исторических» изысканиях продвигает этот же взгляд на мир.

Но то, что было эффективной политикой в 19-м и 20-веках, обречено на провал в веке нынешнем. И не только потому, что путинская Россия намного уступает предшествующим формам Российской империи в размерах и потенциале, в том числе военном.

Чтобы разгромить белорусскую революцию совершенно недостаточно послать туда несколько тысяч российских силовиков. Сам факт такого вторжения неизбежно вызовет массовое сопротивление, в том числе, вполне возможно, и в рядах белорусской армии. Для того, чтобы осуществить полноценную оккупацию Беларуси Путину придется задействовать вооруженные силы России.

 Для сравнения. Российский карательный экспедиционный корпус, разгромивший Венгерскую революцию в 1849 году, насчитывал свыше 100 тысяч человек.

Пражскую весну 1968 года давили объединенные силы Варшавского договора в следующем составе:

СССР — 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, около 170 000 человек;

Польша — 5 пехотных дивизий, до 40 000 человек;

ГДР — мотострелковая и танковая дивизии, всего до 15 000 человек. В последний момент их оставили в резерве.

Венгрия — 8-я мотострелковая дивизия, отдельные части, всего 12 500 человек;

Болгария — 12-й и 22-й болгарские мотострелковые полки, общей численностью 2164 чел. и один болгарский танковый батальон, имевший на вооружении 26 машин Т-34.

Помимо совершенно невообразимой для путинской России военной силы, которую российскому недофюреру придется бросить для радикального подавления белорусской революции, ему надо будет что-то делать с белорусской экономикой, поскольку людей можно разогнать с улиц и площадей, но заставить их работать сложнее. Послать штрейхбрехеров из России, как это сделали на белорусском госТВ? Но на предприятиях Беларуси бастуют тысячи. Тысячи российских штрейхбрехеров, направляемых в Беларусь – это грандиозная программа, для которой у путинской вертикали нет ни ресурсов, ни умения, ни воли.

По данным исследование Левады-центра 57% россиян хотели бы видеть Лукашенко во главе Беларуси. Кандидата от белорусской оппозиции в России поддерживают 17%, остальным все равно. Тех, кто считает, что выборы в Беларуси прошли честно – 48%, тех, кто думает, что не честно – 36%.

Телевизор побеждает интернет. Но это до тех пор, пока телевизионная картинка остается внутри телевизора. Если она станет реальностью, со всеми своими последствиями, отношение к ней изменится. Чехов и словаков Россия превратила в своих врагов в 1968 году. Украинцев – в 2014-м. Теперь очередь за белорусами. Путин готов на это. Но воплотить свою мечту и стать жандармом Европы он не сможет. Масштаб не тот. Да, и порядковый номер века неподходящий…

Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги
2202 2003 5238 6609 -карта Сбербанка

СТАВКА НА ПРОФЕССИОНАЛОВ



Андрей Луговой в составе комиссии станет расследовать отравление Навального.

Тут все логично. Сплошная органика режима.

Пригожин, судимый за вовлечение детей в проституцию, получает подряд на организацию школьного питания, травит детей, а затем грозится «раздеть и разуть» находящегося в коме Навального.

Кадыров – академик.
Лукашенко – почетный профессор МГУ, Каддафи – почетный доктор.

Фадеев и Москалькова – главные государственные правозащитники.

 Путин – гарант Конституции.

Главное, что все занимаются своим любимым делом. Профессионально.

Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги


четверг, 27 августа 2020 г.

ВОЙНА СЛОВ – 318. ПРОБЛЕМА ЩЕЙ С ГРИБАМИ ДЛЯ СТИВЕНА БИГАНА




Мирная революция в Беларуси и отравление Навального вытеснили Украину из российского телевизора. Ветераны информационных войн, у которых Украина постоянно чешется и зудит, не могут обойтись без того, чтобы по любому поводу и совсем без поводу ущипнуть Украину, разбередить свою незаживающую имперскую, видимо, получая мазохистское удовольствие от процесса.

Программа «60 минут» от 26.08.2020 была посвящена, естественно Беларуси и Навальному, но ведущий Евгений Попов начал ее все равно с Украины. «Зеленский, конечно, мечтает о нашей вакцине, но признаться ему в этом стыдно», - доверительно сообщил Попов своей аудитории.

Президент Украины Зеленский далеко не первый, в чьих мозгах без спроса шарят шаловливые ручки российских СМИ. У кремлевской обслуги накоплен большой опыт телепатического чтения вражеских  мыслей. Чего стоит только одно интервью в «Российской газете» с генералом ФСО Борисом Ратниковым под заголовком «Чекисты сканировали мысли Олбрайт», опубликованное в 2006 году. В нем он рассказал, что спецслужбы «провели сеанс подключения к подсознанию госсекретаря Олбрайт».

«Во-первых, в мыслях мадам Олбрайт мы обнаружили патологическую ненависть к славянам. Еще ее возмущало то, что Россия обладает самыми большими в мире запасами полезных ископаемых. По ее мнению, в будущем российскими запасами должна распоряжаться не одна страна, а все человечество под присмотром, конечно же США», - сообщил бравый генерал ФСО. В дальнейшем коварные замыслы и грязные мысли г-жи Олбрайт широко цитировались российскими политиками уже без ссылок на ФСО и «подключения к подсознанию», а как слова, якобы напрямую сказанные госсекретарем США.

Мимоходом пнув Украину, обитатели студии «60 минут» перешли к Беларуси и отравлению Навального. Значительная часть эфирного времени была посвящена визиту в Россию первого заместителя госсекретаря США Стивена Бигана, его встрече с Лавровым, а главное - щам с лесными грибами, которыми угощали в Москве американского дипломата. Учитывая специфические навыки и репутацию кремлевских поваров, надо признать, что Стивен Биган, несомненно, отважный человек. Но, судя по всему, все обошлось, и он остался жив, несмотря на то, что в разговоре с Лавровым сообщил ему о санкциях в связи с отравлением Навального.

 Но сам факт, что этого Бигана принимали, да еще и кормили вызвал праведный гнев у части патриотических «экспертов». Больше всех негодовал «военный эксперт» Игорь Коротченко. «Санкции неизбежны как крах империализма!», - объявил Коротченко, после чего перешел к главному, то есть, к кулинарии. «Мы можем подать им и горячее на ужин, от которого в Белом доме вспотеют затылки!», - пригрозил «военный эксперт» и перешел к конкретным предложениям. – «Зачем нам облизывать США, танцевать танец маленьких лебедей?! Ну, приехал какой-то там жрец из Госдепа. Ну, пусть в приемной Лаврова минут 40 подождет. Вместо обеда накормить его из Макдональдса, или отправить туда поесть. Дипломатия должна быть силовой, с опорой на российскую мощь!» - воинственно выкрикнул Коротченко и победительно обвел глазами студию.

Сделав серьезную заявку на карьеру в МИДе РФ, а заодно лишив Стивена Бигана шансов на дальнейшее кормление в России, «эксперт» Коротченко перешел к Навальному и сообщил, что «судьба Навального определена не в берлинской клинике Шарите, а в славном городе под названием Вашингтон». После чего «эксперт» Коротченко, не переводя дыхания, отдал несколько четких распоряжений по Беларуси.

«Наша задача – не допустить в Белоруссии повторения украинского сценария. На эту задачу должна работать вся вертикаль исполнительной власти, используя как дипломатические методы, так и методы, о которых в открытой аудитории не говорят. Мы должны модерировать новую белорусскую реальность! Наша задача – чтобы в Белоруссии появились пророссийские партии и общественные движения. Белоруссия должна стать частью российской экономики!». Конец цитаты.

Тут я вынужден сделать небольшую реплику из разряда «по ведению». В комментариях к моим текстам читатели нередко упрекают меня за то, что я цитирую всякий маниакальный бред. В свое оправдание могу сообщить, что тот маниакальный бред, что слетает с языка у того же Коротченко, давно квартирует в мозгах Путина и всех тех, кто в России принимает политические решения. Так что, лучше жить по принципу: «предупрежден – значит вооружен».

Содержание российских ток-шоу со временем деградирует, становится все более плакатным и одномерным. Одновременно нарастает их театральность, каждый из «экспертов» все больше вписывается в костюм какого-то амплуа, литературного персонажа. «Военный эксперт»  Коротченко играет (а может и не играет) полковника Скалозуба. В речах и повадках декана Третьякова и режиссера Шахназарова сквозит Фома Фомич Опискин, тоскливый резонер, деспот и приживал. То же презрение к людям и стремление унизить тех, кто в данный момент не может ответить.

«Какое отношение Тихановская и ее совет имеют к оппозиции?» - гневно вопрошал режиссер Шахназаров. – «Госпожа Тихановская ведет к гражданской войне в Белоруссии! Она – чисто марионетка! Ее программа – это программа Порошенко!» - объявил Шахназаров. Только полное отсутствие оппонентов в студии может создать ситуацию, когда люди несут подобную чушь. Было бы забавно положить перед Шахназаровым программы Порошенко и Тихановской и публично предложить ему найти хотя бы один общий пункт.

Деградация российских политических ток-шоу проявляется, в том числе, и в катастрофическом понижении уровня приглашаемых «экспертов», в появлении на главном государственном канале таких, например, несуразностей, как директор белорусского центра «Северная Евразия» Алексей Дзермант.

 «Алексиевич – она вообще не политик!» - торжественно объявил главный северный евразиец Дзермант. Сделав это открытие, Дзермант перешел к требованиям: «Если она (Светлана Алексиевич – И.Я.) ничего не понимает в политике, лучше бы помолчала. Она не уполномочена делать заявления от имени белорусского народа». Тут даже Евгению Попову стало неловко за своего «эксперта» и он начал что-то бормотать о том, что Алексиевич - Нобелевский лауреат, всемирно известный и уважаемый человек. Но Дзермант не унимался и продолжал требовать, чтобы Алексиевич открывала рот только на сугубо литературные темы, а от имени белорусов этот «эксперт» дозволил говорить только Лукашенко.

Телевизионных кукловодов можно понять. Найти в сегодняшней Беларуси эксперта, который бы решился публично защищать позицию Лукашенко, непросто. А уж отыскать умного и квалифицированного эксперта с такой позицией – задача практически неразрешимая. Это касается не только экспертов по Беларуси. По мере дальнейшей фашизации путинского режима происходит заметная деградация его информационной обслуги. В защиту современной российской политики все сложнее находить содержательные аргументы. Поэтому им все приходится говорить о таких вещах как щи с лесными грибами.

Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги
2202 2003 5238 6609 - карта Сбербанка

среда, 26 августа 2020 г.

НАРОД: «УХОДИ!» - ЛУКАШЕНКО: «А ТО ЧТО?»




Выступая дистанционно перед Европарламентом, Светлана Тихановская констатировала: «Мы больше не являемся оппозицией, мы – представители большинства». Что касается технологии перехода власти от диктатора к большинству, Тихановская несколько раз произнесла слово «диалог», подчеркнув, что именно для этого диалога и был создан Координационный совет.

Лукашенко на идею диалога откликнулся сразу. Правда, в одностороннем порядке несколько изменил тему дебатов с представителями протеста. Сразу по факту создания Координационного совета было возбуждено уголовное дело по части третьей статьи 361 УК Беларуси: «Публичные призыва к захвату государственной власти или совершению действий, направленных на причинение вреда национальной безопасности Беларуси».

То есть, Лукашенко сформировал свою группу переговорщиков в лице следователей СК Беларуси, которые стали приглашать членов КС в качестве свидетелей по данному уголовному делу. «Диалог» с двумя членами Координационного совета, помощницей Тихановской Ольгой Ковальковой и одним из руководителей забастовочного комитета МТЗ Сергеем Дылевским завершился тем, что обоих упекли на 10 суток.

Приглашение на «дебаты» со следователями получили и другие члены президиума Координационного совета, в том числе Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, которую следователь ждет в 14:00 26.08.2020. Поскольку Светлана Александровна по причине болезни не смогла участвовать в заседаниях Координационного совета, можно предположить, что и на допрос к следователю она прийти не сможет. В этом случае у Лукашенко появится возможность продемонстрировать еще один уровень безумия, приказав своим держимордам принудительно доставить на допрос больную 72-летнюю писательницу, Нобелевского лауреата.

В противостоянии: «народ vs Лукашенко» в данный момент наметилось нечто вроде неустойчивого равновесия.

 Мирная белорусская революция предъявила диктатуре два своих главных ресурса: твердую решимость большинства граждан страны сменить режим и непризнание режима Лукашенко странами Европы и Северной Америки.

Диктатура с готовностью выложила свои козыри: готовность отстреливаться до последнего белоруса и поддержку со стороны ряда диктатур, прежде всего России и Китая.

Особенность этого противостояния в том, что в нем не просматривается точка компромисса.

 Проблема механизма свержения диктатуры в Беларуси становится очевидной, если ее сравнить с тем, как избавлялись от коммунистической диктатуры в соседней стране, в Польше. Переговоры в Магдаленке в сентябре 1988 года и Круглый стол в феврале-апреле 1989 стали возможны в результате нескольких отличий тогдашней коммунистической диктатуры Польши от сегодняшней диктатуры Лукашенко.

Во-первых, диктатура Лукашенко носит персоналистский характер. Причем в крайней форме. Лукашенко своими постоянными «перетрахиваниями» белорусской элиты полностью исключил в ней появление хоть сколько-нибудь самостоятельных фигур, которые были бы способны на инициирование переговорного процесса, как это случилось в Польше в конце 80-х годов прошлого века.

Во-вторых, к моменту начала переговоров в Магдаленке и Круглого стола в Польше уже несколько лет существовала «Солидарность», структура, которая стала очевидным субъектом переговоров со стороны протеста. В Беларуси такая структура только-только формируется. Если вспомнить состав участников Круглого стола в Польше, то со стороны «Солидарности» в нем участвовали два будущих президента Польши и три будущих премьер-министра, а со стороны правительства – четыре будущих премьера и один будущий президент страны...

В-третьих, транзит власти от ПОРП к народу обеспечивало посредничество католической церкви. Ничего похожего на такого авторитетного посредника в Беларуси нет. Белорусская православная церковь, будучи основной религиозной организацией в стране, полностью подконтрольна РПЦ. Только что Синод РПЦ сменил на главу православной Белорусской церкви. Вместо митрополита Павла, который обратился к власти с призывом прекратить насилие, Гундяев назначил главным пастырем православных душ в Беларуси епископа Вениамина, который, судя по всему, должен будет смиренно приветствовать любые зверства лукашенковских гестаповцев.

В-четвертых, Ярузельский в конце 80-х точно знал, что Советский Союз не будет поддерживать ПОРП, поскольку там наступило «новое мышление» и до падения Берлинской стены остались считанные месяцы. Лукашенко пребывает в уверенности, что Путин его не бросит. Путин пока молчит, но зато слова Лаврова о том, что ситуация в Беларуси полностью инспирирована из-за рубежа и руководству Беларуси не с кем и незачем вести переговоры, способны эту уверенность белорусского диктатора укрепить.

Нынешнее противостояние народа и Лукашенко напоминает попытку диалога нормальных посетителей кафе с вооруженным гопником. Они ему: «Уходи!». На что он глумливо отвечает: «А то что?». На этом «диалог» прерывается, или уходит на второй круг.

На двести тысяч уличного протеста Лукашенко реагирует: «Разбежались, крысы!» и «Мы с ними еще разберемся!». Нет ни малейших сомнений в том, что он точно так же будет реагировать и на миллион протестующих. Число патронов и снарядов в арсеналах лукашенковского гестапо явно превышает численность населения Беларуси. И это главный козырь Лукашенко.

Переговоры и компромисс в качестве результата возможны в том случае, если в ходе противостояния возникает нечто вроде «торгов», в ходе которых каждая из сторон предъявляет свою «валюту» и есть способ определить «обменный курс». В головах каждой из сторон должно возникнуть понимание цены, которую эта сторона заплатит за ущерб, нанесенный ей в случае, если договоренность не будет достигнута.

В голове Лукашенко такое понимание, похоже, в принципе не может возникнуть. Нет в его структуре сознания такой опции. Хоть вся Беларусь выйдет на улицы, со всеми разберется, патронов на всех хватит. Забастовки? Нашли чем пугать! Всех уволить, и все дела. Денег в стране не будет? На оплату гестаповцам и своему ближнему кругу средства найдутся, а народ Беларуси пусть голодает и разбегается.  Кстати, вот и решение проблемы протестов. В случае голода на улицах городов будет меньше протестующих. По крайне мере, так думает Лукашенко. 

Инерционное течение мирной белорусской революции, скорее всего не даст желаемого для белорусского народа результата. Диктатура рухнет либо в результате того, что внутри лукашенковских «элит», прежде всего армейских, возникнет трещина и кто-то из армейского руководства захочет обеспечить себе будущее в новой, демократической стране (чему не противоречит вариант проснувшейся совести и офицерской чести). Либо  Беларусь ждут месяцы и годы тяжелого противостояния народа и обезумевшего диктатора, сопровождаемые глубоким экономическим кризисом. В версию, которой придерживаются многие эксперты, что Путин решит быстро сдать Лукашенко и поиграть в выборы, сделав ставку на условного Бабарико в надежде на то, что он будет послушнее Лукашенко и не столь токсичен, мне поверить сложно. В Кремле прошло время сложных интриг и теперь ставки делаются на простые привычные решения. Такие, например, как последнее решение проблемы Навального…
  
Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги
2202 2003 5238 6609 - карта Сбербанка

вторник, 25 августа 2020 г.

Проницательные думцы



В Госдуме взяли след.

 Спикер с говорящей фамилией Володин объяснил, что думец с правильной фамилией Выборнов установил правильную версию отравления Навального.

Этой версией оказался иностранный след.

Теперь, поскольку иных стран более двухсот, важно выбрать правильную страну, для установления злодейского следа. Самое интересное, что весь мир уже знает эту страну. Да и сама она это знает. Только стесняется. 

Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги


понедельник, 24 августа 2020 г.

ДОРОГИ И ТУПИКИ ПОЛИТЭМИГРАЦИИ




О том, что происходит со взглядами политэмигрантов на примерах Александра Зиновьева, Солженицына, а также Бабченко, Муждабаева, Сотника и некоторых других

Интернет и социальные сети кардинально изменили ту роль, которую политические эмигранты могут играть и играют в жизни стран постсоветского пространства. Достаточно посмотреть на белорусский протест, координацию которого в значительной степени взял на себя телеграмм-канал NEXTA, который делают эмигрировавшие в Польшу молодые люди.

Медийное пространство не знает государственных границ, только языковые. Тексты политэмигрантов воздействуют на общественное сознание и формируют его. При этом политическая эмиграция сама по себе часто меняет сознание человека. Не всегда, но часто. Причем, порой самым неожиданным образом.

Тщеславие пророков и тупики гипертрофированного нонконформизма. Казус возвращенцев

Многих неприятно удивили метаморфозы, случившиеся в политэмиграции с великими антисоветчиками: Зиновьевым и Солженицыным.

Зиновьев, крупный мыслитель в области неклассической логики, прославился своими «Зияющими высотами» и другими «социологическими романами», в эмиграции был обласкан, осыпан премиями, наградами, его книги издавались на многих языках, о нем снимались фильмы. Многие по-разному объясняли причины того перелома, в результате которого Александр Александрович стал ностальгировать по коммунизму, прекратил ругать СССР и принялся клеймить Запад, обзывая его  «человейником», европейские ценности и образ жизни – «западнизмом», а советскую перестройку – «катастройкой».

Я застал только следы Зиновьева на философском факультете, точнее, только на кафедре логики. Это был дух свободного поиска истины, независимого разума, глубоко чуждого того тупого и унылого догматизма, который царил на всех без исключения других кафедрах.

 Гипертрофированный нонконформизм Зиновьева, его патологическое стремление идти всегда и во всем против течения, в сочетании с определенной моральной неразборчивостью, сыграли с ним дурную шутку. В брежневском СССР он, вполне благополучный ученый, завкафедрой в самом престижном вузе, писал сатирические тексты на советскую действительность. На Западе, будучи кумиром публики и главным ньюсмейкером российского зарубежья, устроил интеллектуальный погром в доме, который его приютил. Зиновьев придумал для себя индивидуальную этику, суть которой – в его фразе: «Я есть суверенное государство». Как эта этика довела его до публикаций в прохановской газете «Завтра» и призыва голосовать за Зюганова в 1996 году, это вопрос не столько к самой его весьма своеобразной этической теории, сколько к повседневной этической неразборчивости, неспособности ощущать запах дерьма у себя под носом. Свойство, кстати, весьма распространенное в, том числе, и среди людей выдающегося ума, витающих в эмпиреях и не удостаивающих вниманием грешную землю.

Сегодня иногда создается впечатление, что от всей Вселенной по имени Александр Зиновьев остался лишь жалкий, ублюдочный и мракобесный ошметок – «Зиновьевский клуб», в котором заправляют интеллектуальные микробы типа Дмитрия Киселева и Дмитрия Куликова. И от этого становится очень грустно…

Сложно не впадая в повторы, а то и в плагиат писать о том, что произошло с Солженицыным после «Портрета на фоне мифа» Войновича и Сим Симыча Карнавалова в его же «Москве 2042». К тому, что было написано Владимиром Николаевичем, могу добавить немного личных впечатлений. Коммунисты и «патриоты» встречали аплодисментами каждую банальность, которую Александр Исаевич с видом пророка изрекал во время своего выступления в Госдуме 28.10.1994. Я сидел в зале и сгорал от стыда за человека, который написал «Один день Ивана Денисовича», а теперь громыхал про «разгул чужой валюты в стране». Он тогда уже написал имперский опус «Как нам обустроить Россию», но еще не скатился до антисемитской гадости «Двести лет вместе», еще не опозорил себя благоволением к Путину.

К казусу Солженицына применима знаменитая формула Толстого про то, что человек – дробь, в числителе которой то, что он есть, а в знаменателе – чем себя воображает. Размер числителя у Солженицына в данном случае не имеет значения, поскольку его знаменатель стремится к бесконечности, а стало быть, дробь «Солженицын» стремится к нулю.

И еще из личных впечатлений. Солженицыну, застывшему в позе пророка была совершенно чужда ирония, а тем более самоирония. Возможно, именно отсутствие этого важнейшего профилактического средства от самомнения столь пагубно сказалось на гипертрофированно разросшемся «знаменателе»…

«Гори-гори ясно!»

«Кто будет улетать последним, не забудьте погасить за собой свет в Шереметьево», - эта шутка, бытовавшая во время последней, т.н. «большой алии», в наши дни перестала быть шуткой, а стала предельно деликатным выражением настроений нескольких политэмигрантов, специализирующихся на проклятиях в адрес всех своих бывших сограждан, в особенности тех, кто оставшись в путинской России, пытается бороться с режимом всеми доступными им средствами.

Аркадий Бабченко эмигрировал в 2017 году, и с тех пор уверяет всех, что те кто остался слились с режимом до степени полного смешения. Фраза «гори-гори ясно!», брошенная в адрес задохнувшихся во время пожара детей, не может означать ничего иного, кроме того что все оставшиеся в России после 21.02.2017 (день, когда Бабченко заявил о том, что покидает Россию), заслуживают мучительной смерти.

Айдер Муждабаев покинул РФ раньше Бабченко, в 2015 году, но обладая намного меньшими литературными способностями, идет в фарватере своего коллеги, младшего и по возрасту и по эмигрантскому стажу.

Саша Сотник первый раз заявил о своей эмиграции в 2016-м, тогда через пару месяцев вернулся, сейчас живет в Словакии.

Все трое заняли уникальную нишу в российской политэмиграции, ранее в столь явном виде не встречавшуюся. Обитатели этой ниши постоянно твердят, что их совершенно не интересует все, что происходит в России и в тоже время львиная доля их текстов именно о России. Заявляя о себе как о противниках путинского режима, основную энергию своей ярости они направляют именно против тех, кто с этим режимом борется. Особенно это характерно для Бабченко и Муждабаева.

Из последнего. Реакция этой тройки на отравление Навального.

Бабченко: «Как-то абсолютно похуй, что там с ним. Шесть лет для чувака не существовало репрессий, убийств, пыток и похищений, расследования они там про домик уточки Медведева делали - ну так для нас теперь не существует их. Я свою украинскую ленту вот прям люблю сейчас. Такое, лёгкое вскользь упоминание «отравился не бутербродом» - и все. Абсолютно насрать, что там у них. С ними со всеми.
Пойду про домик уточки порасследую лучше. Борьба с коррупцией - самое важное!». Конец цитаты.

 Саша Сотник объясняет, что это «банальный залёт по передозу», так как Навальный «веселился, нюхал, пил».

Айдер Муждабаев хихикает: "Чаем? а может быть бутербродом он отравился ?".

Эмиграция – тяжелое испытание. Особенно политическая эмиграция. Инженеру, программисту, ученому физику-химику-биологу легче найти себя и пройти адаптацию в другой стране. Журналисту и политику сложнее. Комментировать чужую политическую реальность для тех, кто в этой реальности живет с рождения? Для того чтобы тебя стали слушать, нужно в момент эмиграции иметь высокую политическую или профессиональную капитализацию, лучше и ту и другую. Это явно не тот случай, если речь идет о вышеупомянутой тройке журналистов, чей уровень популярности явно не соответствовал тому, чтобы в эмиграции они стали ньюсмейкерами первого ряда, как это случилось, например, с теми же Зиновьевым, Солженицыным, или с тем же Буковским или Каспаровым.

Что остается? Писать о России. Но тут важно не потеряться. Переплюнуть тех, кто и в России и в Украине обличает Путина и его режим, невозможно. Трясти своими подвигами в борьбе с режимом сложно в силу, скажем так, недостаточной значительности таковых. Есть выигрышная тема ненависти ко всем русским и ко всему русскому. Уже теплее. Востребовано, особенно, в Украине, у которой Россия при поддержке большинства населения оккупировала Крым и ведет войну на Донбассе. Так что под этой темой есть определенная нравственная основа. Но и тут есть проблема. Эту делянку давно окучивает, например, Ирина Фарион, с которой российским политэмигрантам тяжело тягаться просто в силу того, что она тут копает давно и к тому же свою антироссийскую риторику Ирина Дмитриевна периодически подкрепляет политическими акциями и актами прямого действия что ей в прошлом депутату Верховной Рады и коренной украинке позволительно, а эмигрантам не очень.

Но есть ниша, в которой выходцы из России вне конкуренции. Это как раз поливание грязью бывших коллег по антипутинскому протесту. Никакие Фарион с Тягнибоком тут им не конкуренты. Просто потому что для украинских политиков и украинских журналистов все что происходит в российском протесте не является новостями первого ряда. А Бабченко с Муждабаевым, постоянно утверждая, что им, как и всем в Украине, глубоко безразлично все происходящее в России, следят за всеми новостями и пишут преимущественно о России, не забывая в каждом тексте проклясть всех россиян, написать про ров с крокодилами, про «бегите, глупцы!», и про то как мы неправильно свергаем фашистский режим, а также про то, что мы, все те, кто неправильно свергают режим, являются агентами этого режима.

Возгонка ненависти, сопряженная с общим понижением качества дает рост аудитории. Просто потому, что действует как наркотик. Полная аналогия с соловьиным пометом, который подсадил свою аудиторию на ненависть к Западу, Украине и либерализму. Точно так же, как вполне определенный круг лиц ежедневно тянется к телевизору чтобы в очередной раз убедиться какие «тупые» эти «хохлы», «пиндосы» и «либерасты», другие с таким же типом зависимости заглядывают в комп, чтобы в компании Бабченко с Муждабаевым расчесывать свои комплексы неполноценности, находя все новые «подтверждения» тому, что по ту сторону украино-российской границы нет ни одного нормального, что там остались одни нелюди и что «поскреби любого российского либерала обнаружишь имперца».

Пожалуй, только тот факт, что у Бабченко и Муждабаева аудитория меньше, чем у Соловьева с Киселевым не позволяет им конкурировать с обитателями российского телевизора в степени полезности для путинского режима. По уровню ненависти к российской оппозиции и объему помоев, выливаемых на российских либералов, Бабченко точно не уступает Соловьеву.

Эмиграция как фактор роста протестной активности

Для целого ряда политиков эмиграция послужила катализатором увеличения их эффективности. Сегодняшний политический ландшафт современной России невозможно представить без «Открытой России» Михаила Ходорковского, его же медийных проектов МБХ Медиа и Открытые Медиа, без Форума свободной России, основателем которого стал Гарри Каспаров.

В то время как политэмигранты Бабченко, Муждабаев и Сотник потешались над находящимся в коме Навальным, Дмитрий Зимин (Зимин не называет свой отъезд эмиграцией, предпочитая сдержанно говорить, что «уехал на неопределенное время»)  и его сын Борис оплатили спецсамолет, которым отравленного по приказу Путина оппозиционера эвакуировали в Германию. Понятно, что финансовые возможности у Зиминых и Бабченко с Муждабаевым разные, но тут речь об особенностях человеческой реакции.

Эмиграция не является ни актом героизма, ни актом трусости. Я вынужден был уехать из страны после того, как на меня, тогда работавшего генеральным секретарем Союза журналистов России, завели липовое уголовное дело и мой адвокат объяснил мне, что по мне принято политическое решение, доказать свою невиновность не получится и ближайшие несколько лет я вынужден буду провести за решеткой.

 Моим отъездом воспользовались лояльные Кремлю чиновники СЖР и быстренько освободили меня от должности. Союз журналистов после моего отъезда окончательно превратился в структуру по обслуживанию власти. Через два года липовое уголовное дело прекратили, так и не предъявив мне обвинения. Причина очевидна: открытый противник режима в должности руководителя крупнейшей общественной организации это, пусть и небольшая, но проблема для власти, о чем Кремль неоднократно посылал вполне  недвусмысленные сигналы все 10 лет моего пребывания в должности.

Став рядовым журналистом, критикующим власть, я перестал быть проблемой и получил возможность вернуться в Россию, что сразу и сделал. В эмиграции у меня была работа, сравнительно комфортная жизнь, пожалуй, более удобные условия, чем те, в которых живу сейчас. Основной мотив возвращения в Россию – ощущение дискомфорта при написании публицистических текстов об этой стране. Этический барьер, который делает для меня невозможным, например, критический анализ действия оппозиции, которая рискует свободой и здоровьем, в том случае, если ты сам находишься в полной безопасности в уютной европейской стране.

 Точно так же, как сегодня для меня невозможна и неприемлема критика белорусских оппозиционеров, которые не идут с голыми руками штурмовать тюрьмы и административные здания, охраняемые головорезами, вооруженными автоматами, пулеметами и танками.

Все два года эмиграции я занимался чистой аналитикой, проводил социологические исследования, вел цикл аналитических программ. В принципе, в этом направлении можно было двигаться и дальше. Но когда появилась возможность, вернулся сразу, не раздумывая. Я не герой в отличие от Немцова, который понимал, что его могут убить, но не уехал. Поэтому никого не призываю оставаться в России, если есть реальная опасность. Но вопить из-за границы всем подряд «бегите, глупцы!», одновременно обзывая всех оставшихся имперцами и агентами Кремля, считаю подлостью и мерзостью. Политическая эмиграция по-разному действует на людей. Кто-то деградирует, как это, к сожалению, произошло с Зиновьевым и Солженицыным. Кто-то, как Зимины, Каспаров, Ходорковский и Пионтковский остается верен себе, кто-то в процессе адаптации отращивает себе тупую злобность и ампутирует остатки гуманизма, как это сделали Бабченко, Муждабаев и Сотник…

Помочь блогу Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4261 0125 9763 5888 - карта Альфа-Банка
5106 2180 3035 4666 - карта Яндекс.Деньги
2202 2003 5238 6609 - карта Сбербанка