четверг, 21 июня 2018 г.

ВОЙНА СЛОВ - 211. СТАЛИН, БАНДЕРА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА






Реакция российского телевизора на выход США из Совета по правам человека ООН существенно отличалась от того, как на это событие откликнулись российские власти. Для участников программы «Вечер» с Владимиром Соловьевым от 20.06.2018 действия США стали поводом не столько в очередной раз обругать США – это само собой – сколько поговорить о самой идее прав человека, о ее изначальной лживости и лицемерии.

Первым на права человека набросился, естественно, Ж., который закричал, что «нас подловили на правах человека и заставили подписать Хельсинское соглашение в 1970 году». «Нельзя было подписывать!» - надрывался глава ЛДПР. А Владимир Соловьев тут же перевел разговор с воспоминаний об ошибках СССР эпохи Брежнева на более актуальные проблемы. «А зачем нам суд ЕСПЧ?!» - в интонации, выражении лица, даже в позе, которую принял Соловьев, задавая этот вопрос, уже содержалось категорическое утверждение, что никакой ЕСПЧ нам не нужен.

«А какая мысль была у тех, кто включил в Конституцию статью о верховенстве международного права?» - в тоне Соловьева все явственнее звучали прокурорские ноты. «Что мы выиграли?» - за неимением в студии главных виновников, принявших преступную Конституцию РФ, Соловьев вынужден был вести публичный допрос Сергея Станкевича, который давно уже отрекся от своего либерального прошлого и перешел на позиции махрового охранительства.

Поскольку никто в студии не привел никаких примеров пользы от международного права, Соловьев решил добить гадину и привел пример явного зла, которое из-за принятия чуждых нам  международных норм проникло в Россию. «У нас нет смертной казни!» - трагическим голосом воскликнул Соловьев. Было видно, что запрет, а точнее, приостановка права России казнить своих граждан стала для Владимира Соловьева личной бедой, с которой он никогда не сможет смириться. Существует расхожее мнение, что в СССР многие мальчики мечтали стать космонавтами. Мне, правда, такие не встречались, но допустим. Что касается Владимира Соловьева, то он явно мечтал стать палачом и эту мечту лелеет до сих пор, поскольку даже во время эфиров постоянно делится своими грёзами, как он кого-то казнил бы, задушил бы, повесил или расстрелял.

Соловьев вообще довольно много мечтает в своих программах. Вот и в этой программе «Вечер», заклеймив ЕСПЧ, от которого России один вред, Соловьев предался грёзам о другом международном суде, от которого России была бы сплошная польза. «Я представляю суд ОДКБ, куда могут обратиться граждане Британии в связи с нарушением своих прав их правительствами!», - глаза Соловьева подернулись мечтательной дымкой. Он явно представлял, как судьи из Таджикистана, Беларуси и России выносят обвинительный приговор Соединенному Королевству, а Елизавета Вторая и Тереза Мэй, стоя на коленях, простирают руки, просят прощения и сквозь рыдания заверяют, что они больше не будут нарушать права своих граждан.

Увы, розовый туман быстро рассеялся, Соловьев стряхнул остатки сладкого наваждения и уже совсем другим, жестким тоном категорически заявил: «Да нет никаких прав человека!». И тут завертелись в своих могилах мыслители-гуманисты от античности до эпохи Возрождения, в молчаливом бессилии стали рвать на себе волосы тени создателей французской «Декларации прав человека и гражданина», английского Билля о правах, а также Всеобщей декларации прав человека. Ужас и отчаяние охватили души великих мертвецов, когда до них донеслась весть, что сам Соловьев (!) отменил главное дело их жизни.

Точку в дискуссии по правам человека поставил «политолог» Сидоров: «Вот мы войдем в этот Совет по правам человека вместе с Украиной?». Этой фразой «политолог» Сидоров нажал на какую-то кнопку в организме Соловьева и у того включился режим управляемого беснования. «А нам с нацистами некомфортно!!» - закричал Соловьев – «Нам комфортно, когда нацисты сидят на скамье нюрнбергского трибунала!».

После чего разговор вполне естественным образом перешел на Украину. Впрочем, разговором это назвать невозможно. «Эксперты» давились от хохота, обсуждая ситуацию в стране, ставшую жертвой агрессии их собственного государства. Как только представители иной точки зрения на происходящее,  украинец Вадим Трюхан и россиянин Андрей Окара раскрывали рот, чтобы эту точку зрения высказать, все соловьевские «эксперты» во главе с самим Соловьевым начинали орать, не давая зрителям услышать ни одного слова.

Больше и громче других орал сам Соловьев. А сталинист Стариков, которого зачем-то позвали обсуждать Украину, постоянно вставлял, что Окара и Трюхан говорят исключительно по американским методичкам. И вот что любопытно. Неся непрерывную боевую вахту пятый год, Соловьев и его «эксперты» исчерпали запас бранных слов в адрес Украины. Угрозы про «танки в Киеве» и пророчества про «распад Украины», высказанные в тысячный раз, воспринимаются неважно. Кривляния и глумление над украинским языком, скорее всего, продолжают радовать лишь небольшую часть аудитории. Остается одно, неубиваемое, по мнению Соловьева, обвинение в адрес Украины и ее власти: нацизм и Бандера.

Люди, испытывающие затруднения с подбором слов во время устной речи, ведут себя по-разному. Кто-то заполняет паузу всякими звуками, например, протяжным «э-э». Есть те, что вставляют мат. Они не ругаются, а просто используют матерные слова как артикли, или междометия. Для Соловьева такими междометиями стали слова: «нацисты», «фашисты», «Бандера», «бандеровцы» - он их произносит по нескольку десятков раз в каждой передаче, когда речь заходит об Украине.

Особым гротеском в этот момент выглядит присутствие в студии сталиниста Старикова, для которого Сталин – это главная и сакральная фигура «русского мира» и всей мировой истории. И таких людей в путинской России много, не случайно Сталин при честном подсчете голосов стал победителем конкурса на звание «Имя России», и телеканалу пришлось подкручивать голоса, чтобы получить иной результат.

Так вот, украинский патриот и националист Степан Бандера кумир какой-то части граждан Украины у многих, в том числе и у меня вызывает отторжение своей приверженностью к тактике индивидуального террора за пристрастие к которой он и был осужден в ходе Варшавского процесса 1935-1936 гг. Украинцы имеют полное право выбирать своих кумиров и не дело граждан страны-агрессора критиковать их выбор. В этой колонке я был вынужден нарушить этот принцип и сказать о своем отношении к Степану Бандере, поскольку уж слишком громаден контраст между ним и Иосифом Сталиным, которого вполне открыто прославляют в российском телевизоре, и культ которого постепенно из полуподполья, в котором он находился в 70-е – 90-е годы, выходит на поверхность и приобретает вполне респектабельный почти официальный статус.

Общее у Степана Бандеры и Иосифа Сталина одно: ни того ни другого не осудил никакой международный суд и трибунал. Все остальное – несопоставимо. С тем океаном зла, который принес человечеству Сталин, не сможет сравниться ни одно злодейство в истории планеты Земля. Ему нет равных по числу уничтоженных, расстрелянных, заморенных голодом и сгинувших в лагерях и в вагонах для скота во время депортации «преступных народов». Без Сталина Гитлер бы не пришел к власти, не было бы Второй мировой с ее 71 миллионами погибших. В присутствии махрового сталиниста Старикова, в студии, где каждый второй – сталинист, попрекать Украину  Бандерой и называть украинцев нацистами – верх цинизма и лицемерия.

Под угрожающие крики Соловьева, который в очередной раз настойчиво требовал кого-то казнить, настала ночь и наступило 21 июня, Всемирный день гуманизма. Этот праздник был учрежден в 1986 году на Всемирном Конгрессе международного гуманистического и этического союза в Осло и с тех пор ежегодно отмечается во многих странах. В России о нем мало что знают и мало кому это интересно. «Гуманизм?» - «А это зачем? Давайте поговорим о чем-нибудь другом»…

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

Комментариев нет:

Отправить комментарий