четверг, 15 августа 2019 г.

ВОЙНА СЛОВ - 271. КАК УКРАИНЕ СТАТЬ ЦЕННОСТНОЙ АЛЬТЕРНАТИВОЙ ПУТИНСКОМУ "РУССКОМУ МИРУ"




Идея офиса нового президента Украины о создании глобального русскоязычного телеканала была весьма амбивалентно оценена в Украине, в отличие от официальной России, где ее восприняли вполне однозначно.

В штабах российских информационных войск к идее президента Зеленского отнеслись юмористически. По мнению официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, "безумие происходящего настолько невероятно, что история больше напоминает какую-нибудь библейскую притчу, чем ситуацию из наших дней".

Иными словами, но тоже издевательски оценила инициативу украинского президента глава RT Маргарита Симоньян. "Когда президент бедной и измученной страны, где идет гражданская война – уже дольше, чем продолжалась Великая Отечественная, – находит самой своевременной инициативой создание очередного телеканала – это вызывает только сочувствие", - сокрушается Маргарита Симоньян.

В украинском обществе идея всемирного русскоязычного канала встречена неоднозначно, пожалуй, с преобладанием скепсиса. Например, Юрий Райхель в статье «Для кого русскоязычный канал в Украине», опубликованной в газете «День» 7.08.2019, убеждает, что, если и имеет смысл такой канал, то только для борьбы за умы жителей Крыма и Донбасса, а вещать на российскую аудиторию бессмысленно: «Стоит ли нам в настоящее время начинать борьбу за умы граждан России, - задает вопрос автор. И отвечает - Однозначного ответа нет, потому что противостоять русскому великодержавному шовинизму, насквозь пронизывающему все общество наших соседей, в обозримое время просто бесполезно. Так стоит ли тратить силы, время и ресурсы на довольно безнадежное дело… Опыт западного вещания на СССР наглядно показывает, что не информация разрушила Советский Союз, хотя и сыграла в этом определенную роль. Мы собираемся почти 50 лет вещать на Россию в ожидании, когда она развалится, и мы сможем вернуть Крым. При этом не факт, что сможем. По крайней мере, сразу». Конец цитаты.

Принципиально иной подход предложила доктор исторических наук Елена Галкина в тексте «Зачем Украине русскоязычный телеканал и каким он должен быть?». Редакция газеты «День» организовала заочный круглый стол и предложила ответить на два вопроса: нужен ли Украине русскоязычный канал? Да? Нет? И почему?

Те крайне скудные сведения о том, каким видят будущий канал в офисе президента Зеленского, позволяет ответить вполне однозначно: такой канал Украине точно не нужен. Поскольку, если подтвердится замысел создать преимущественно развлекательный канал с использованием бесплатного контента других украинских телеканалов, то это будет крупным провалом администрации нового президента и большим подарком для российского телевизора, а все соловьевы с киселевыми и прочие захаровы и симоньян получат прекрасный повод для показывания пальцами и издевательского гыгыкания. На тему того, что вот пришел шоумен и клоун и решил победить Россию с помощью шоу и клоунады.

Идея Юрия Райхеля о том, что канал нужен для влияния на Крым и Донбасс, а бороться за умы россиян бесполезно, мне тоже представляется спорной. По двум причинам. Первая. Если вы ставите в качестве главной цели изменения в умах жителей Крыма и Донбасса, значит, вы считаете, что судьба этих территорий зависит в первую очередь от людей, живущих на этих территориях. Тем самым вы фактически соглашаетесь с враньем российского телевизора о «самоопределении Крыма» и о «гражданской войне на Донбассе». Понятно, что автор «Дня» Юрий Райхель так не думает, но именно это напрямую следует из его идеи о фокусировании нового телеканала исключительно на борьбе за умы жителей Крыма и Донбасса. Вторая спорная мысль статьи Юрия Райхеля – о том, что все российское общество без исключения пронизано шовинистической имперской ментальностью и шансов эту ментальность изменить нет. «В отношении Крыма нет никакой разницы между кремлевскими ястребами и так называемыми либералами», - пишет Юрий Райхель, тиражируя распространенный в Украине миф, основанный, возможно, на том, что в «либералы» зачем-то записывают русского националиста Навального или Алексея Венедиктова, консерватора по убеждениям и приспособленца, фактически проводящего политику Кремля в среде интеллигенции.

Приверженцев этого мифа не убеждает ни то, что в истории России были периоды, когда большинство россиян выступали против шовинистических и имперских идей (конец 80-х – начало 90-х), ни то, что после оккупации Крыма и начала агрессии на Донбассе в России были многотысячные манифестации против антиукраинской политики Кремля. Действительно, т.н. «крымский консенсус» в России пока есть. Но он, во-первых, не вечен, а во-вторых, охватывает все-таки не 100% россиян. По данным Левады-центра, в марте 2019 года распределение ответов на вопрос «Поддерживаете ли вы присоединение Крыма к России?» было таким: «определенно да» - 58%, «скорее да» - 28%, «скорее нет» - 7%, «определенно нет» - 3%, «затрудняюсь ответить» - 5%. И это при том, что за призывы к нарушению территориальной целостности России по статье 280.1 УК РФ полагается до 4 лет тюрьмы, а социологов многие россияне воспринимают как представителей власти.

Конечно, 10% тех, кто против оккупации Крыма, - это крайне мало, но россияне крайне подвержены воздействию СМИ и могут за несколько месяцев изменить свое мнение на противоположное. Как это было, например, в 1996 году, когда рейтинг Ельцина в начале года составлял 3-6%, а в июле он выиграл выборы с результатом в 54%. Путин это прекрасно понимал всегда и именно поэтому первым его шагом на посту президента стало уничтожение главного независимого от Кремля телеканала НТВ, а в дальнейшем и тотальная зачистка всего медийного поля, включая и физическое убийство полутора сотен журналистов. Если из 3-6% с помощью СМИ можно было сделать 54%, то почему такого результата нельзя добиться, имея на старте 10%?

Это что касается возможностей изменений в головах россиян. Такая возможность есть. Теперь что касается важности этой задачи. Если мы исходим из того, что в обозримый период армия Украины не может освободить Крым и Донбасс от оккупантов, – надеюсь в этом мало кто сомневается из вменяемых патриотов Украины, – то главным условием прекращения российской агрессии и оккупации части украинской земли становится смена режима в России на тот, для которого международное право не является пустым звуком. Что в свою очередь требует изменений в головах россиян.

Поэтому идеи Елены Галкиной о том, что «сейчас Украина имеет возможность стать для всего пространства владеющих русским языком «альтернативой с человеческим лицом» - на фоне путинской России» мне представляются содержательными. Елена Галкина справедливо утверждает, что «нет никаких оснований считать культуру на русском языке «собственностью» РФ, Кремля или лично Путина – всё богатство культуры Российской империи или советской русскоязычной культуры создавалось отнюдь не только этническими русскими. Вклад выходцев из Украины в их создание значительный, если не определяющий». Конец цитаты.

Сегодня много говорят о том, что в войне с путинской Россией Украине важно победить ее, предложив более привлекательную модель жизни, в том числе более развитую и динамично развивающуюся экономику. Не менее важна ценностная победа. Идея Петра Порошенко состояла в том, чтобы эта победа была одержана исключительно на поле украинского языка. При этом русский язык, объявленный языком агрессора – что справедливо – вытесняется и маргинализируется. Похоже, эта тактика себя не оправдала. Что реально стоит за идеей штаба Зеленского пока не вполне понятно. Но очевидно, что вызвать Путина на бой на его территории, на территории русского языка, разбить его там наголову, опираясь на гуманистические традиции русскоязычной культуры, созданной в значительной мере украинцами, и тем самым противостоять путинской ментальной агрессии на всем постсоветском мире – задача, хоть и амбициозная, но весьма привлекательная. На русском языке в мире говорят и считают его родным в несколько раз больше людей, чем на украинском. И это еще один аргумент в пользу русскоязычного канала в Украине.

Есть одна, но очень веская причина, которая мешает мне однозначно положительно ответить на вопрос редакции газеты «День» о русскоязычном украинском телеканале. Это вопрос о том, кто будет делать контент, способный сломать хребет путинской информационной машине. Я не знаю, на чем основан энтузиазм и уверенность Елены Галкиной, но я таких сил не вижу ни в Украине, ни в России. Делать контрпропаганду – легко! И умельцы найдутся. Но это будет борьба с ветряными мельницами, поскольку в путинских СМИ нет пропаганды, так как нет идеологии. Они производят не идеи, а ненависть, и делают это весьма эффективно. Бегать за Соловьевым и Киселевым, чтобы сказать, где они в очередной раз наврали, бессмысленно, поскольку это значит идти вслед их повестке. Про абсурдность идеи создавать альтернативу «русскому миру» с помощью развлекательного канала, написано выше.

Словом, на вопрос редакции «Дня» я отвечаю: «да, но я не понимаю, кто это может сделать».

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL

4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка
5106 2180 3035 4666 - Карта Яндекс Деньги

1 комментарий:

  1. По-моему, дело совсем не в том, что у кого-то сложности с украиноязычными телеканалами. Никогда не бывав в Украине и начав интересоваться украинской политикой и культурой после известных событий, на сегодняшний день я без проблем понимаю на слух и бегло читаю на украинском, хотя не говорю и не пишу. Наверняка жители Восточной Украины знают украинский язык не хуже меня. По моим наблюдениям, вся эта языковая тематика исходит от тех, кто в принципе не хочет признавать независимое государство Украина, не любит, отвергает украинскую культуру и историю в целом. Тут нет прагматики, русский язык в Украине - символ, в какой-то мере опознавательный знак. Прагматика - это бесплатные курсы украинского, вроде бы они и есть, не говоря уже об огромном количестве языковых ресурсов в инете. Было бы, наверное, интересно что-то вроде CNN International, например, на украинском с английскими субтитрами, но команда Зеленского явно не в эту сторону смотрит.

    ОтветитьУдалить